Пушкин бородино стих

И опять он здесь, одет В гробе дивною бронею, Бородинскою землею; И великий в гробе сон Видит вождь Багратион. Куда ни обращал он очи, Безбрежну зыбь везде встречал; Постылы дни, бездремны ночи В унынье мрачном провождал; Терзали дух воспоминанья; Престол, победны восклицанья, Все было, как призраки сна; Пробудок — ссылочна пустыня, И в ней смиренная гордыня Жива навек погребена. Твои святые стены И башни горды на стенах, Дворцы и храмы позлащенны Падут, уничиженны, в прах!.. Вот опальный домик, Где жил я с бедной нянею моей. Поэт совсем не показывает фигуру Кутузова, мы видим только ближайших к солдатам командиров, разделяющих с ними всю тяжесть сражения. Прыгнул ухват, за ним лохань, И оба в печь. И тут же выпустил на Волка гончих стаю. Приятно думать у лежанки. Сам тон описания — торжественный, возвышенный: Пушкин: Тесним мы шведов рать за ратью, Темнеет слава их знамен, И бога браней благодатью Наш каждый шаг запечатлен. Между 1812—1825 К ДВУ Мой друг! Всё спит кругом; одни лампады Во мраке храма золотят Столбов гранитные громады И их знамен нависший ряд.

И восстают могущие тевтоны, Достойные Арминия сыны; Неаполь, Рим сбирают легионы; Богемец, венгр, саксон ополчены; И стали в строй изменники сарматы; Им нет числа; дружины их крылаты; И норд и юг поток сей наводнил! Текут толпы, корыстью гладны, Ревут, как звери плотоядны, Алкая пить в России кровь. Славянские ль ручьи сольются в русском море? Почто, сжимая меч младенческой рукою, Покрытый ранами, не пал я пред тобою И славы под крылом наутре не почил? И его молниеносцы Ждут внимательно кругом, Чтоб по слову полководца Зарядить крылатый гром. За счастьем, кажется, ты по пятам несешься: А как на деле с ним сочтешься— Попался, как ворона в суп! И, нежданная ограда, Флот наш был у стен Царьграда; И с турецких берегов, В память северных орлов, Русский сторож на Босфоре. Крепнет боевая вьюга, Все сильней растет она, И вцепившихся друг в друга Разнимает ночь одна.

Рассматриваем: Пушкин бородино стих - отличный вариант.

«Его рука мне милых сохранила». И всё, что древность освятила, По ветрам с дымом улетит! К острову Святой Елены Здесь проложен первый шаг, И Кремля святые стены В казнь себе усвоит враг. Регистрация доменного имени осуществляется по окончании периода преимущественного продления, если прежний администратор доменного имени не продлит регистрацию доменного имени. Раз я лежу, глаза прищуря, А ночь была тюрьмы черней, И на дворе шумела буря И слышу: кумушка моя С печи тихохонько прыгнула, Слегка обшарила меня, Присела к печке, уголь вздула И свечку тонкую зажгла, Да в уголок пошла со свечкой, Там с полки скляночку взяла И, сев на веник перед печкой, Разделась донага; потом Из склянки три раза хлебнула, И вдруг на венике верхом Взвилась в трубу - и улизнула. Явись и дланию своей Нам укажи в толпе вождей, Кто твой наследник, твой избранный! Счастливцы горделивы Невольным пахарем влекут меня на нивы...

У наших ушки на макушке! Содрогся счастья сын, и, брошенный судьбою, Он землю русскую не взвидел под собою. Июль 1812 ПЕСНЬ РУССКОГО ВОИНА ПРИ ВИДЕ ГОРЯЩЕЙ МОСКВЫ Ф. Вождю вослед, а вождь их за звездою, Идут, летят—уж всё под их стопою, Уж росс главу под низкий мир склонил... Иль русский от побед отвык?

Память вечная, наш славный, Наш смиренный, наш державный, Наш спасительный герой! Приятно думать у лежанки. Но лишь божественный глагол До слуха чуткого коснется, Душа поэта встрепенется, Как пробудившийся орел. И только небо засветилось, Все шумно вдруг зашевелилось, Сверкнул за строем строй. Но прежних сердца ран, Глубоких ран любви, ничто не излечило... Нас уверяют: Термопиллы, Осада Рима,—что любили Отчизну всей тогда душой.

Лети, корабль, неси меня к пределам дальным По грозной прихоти обманчивых морей, Но только не к брегам печальным Туманной родины моей, Страны, где пламенем страстей Впервые чувства разгорались, Где музы нежные мне тайно улыбались, Где рано в бурях отцвела Моя потерянная младость, Где легкокрылая мне изменила радость И сердце хладное страданью предала. Плохая им досталась доля: Немногие вернулись с поля. Иль в отъятый край у шведа Прибыл Брантов утлый бот, И пошел навстречу деда Всей семьей наш юный флот, И воинственные внуки Стали в строй пред стариком, И раздался в честь Науки Песен хор и пушек гром? Но вы, мутители палат, Легкоязычные витии, Вы, черни бедственный набат, Клеветники, враги России! Другие два чудесные творенья Влекли меня волшебною красой: То были двух бесов изображенья. Да слышит он везде благословенье! Только что на проталинах весенних Показались ранние цветочки, Как из чудного царства воскового, Из душистой келейки медовой Вылетела первая пчелка, Полетела по ранним цветочкам О красной весне поразведать, Скоро ль будет гостья дорогая, Скоро ли луга позеленеют, Скоро ль у кудрявой у березы Распустятся клейкие листочки, Зацветет черемуха душиста. Кто ж воин сей с отвагою такой, В крови, с подвязанной рукой, С дружиной ломится в вороты?

Официальный сайт электронной библиотеки
elektrik-v-izhevske.ru © 1999—2016 Электронаая библиотека